Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

smit

Станислав Белковский "К тёплому морю"

частенько, принимаясь за прочтение и перечитывание русской классики, я вспоминаю этот уже не новый текст Станислава Белковского и его когда-то вскользь брошенную фразу "Существование русского народа оправдано уже только за то что дала миру русская литература, не считая всего остального".

этот текст когда-то был опубликован на уже исчезнувшем ресурсе gzt.ru. для того чтобы впредь не искать его, помещаю его, для памяти, в своем журнале.

--
Станислав Белковский "К тёплому морю"(памяти Василия Аксенова)

Год назад, 6 июля 2009 года, ушел Василий Аксенов. Последнее десятилетие на Родине оказалось для него не слишком удобным. Вдруг — неожиданно, а может, и вполне ожидаемо — возникла мода Аксенова не любить или, во всяком случае, не особо ценить.

Оказалось, что он уже никакой не живой классик, а анахроничный пережиток шестидесятничества. Что это он, оказывается, создал в советской литературе культ шотландского виски и бархатного пиджака. Что большинство его постсоветских романов— дань графомании, и ничего больше. Что за 20 лет он не смог найти толком подходящего сюжета, который не разваливался бы на ходу, а поздние описания любви тянут разве что на Bad Sex Award. Что стиль его окончательно превратился в помесь тяжести с пошлостью.

Это хорошо. У писателя не должно быть слишком много прижизненной славы. Должно что-нибудь остаться и на П.С. (После Смерти). Пройдет еще некоторое количество лет, и Василия Аксенова признают великим русским писателем. Потому что главное свойство великого русского писателя — сказать что-то главное о великом русском народе. Это удается далеко не каждому. Аксенову — удалось.

А что Гоголь писал отчаянно не смешно, Достоевский — страшно коряво, а Чехов — невыносимо скучно, это давно известно. В конце концов, если кто-то считается хорошим стилистом, то ему лучше работать в парикмахерской.

Пушкин открыл несколько основополагающих русских идей. Например, идеи побега и самозванства. Гоголь — подступился к тайне русской провинциальности. Из которой всякий столичный Ревизор может вить любые веревки. Достоевский разгадал русскую маргинальность, умение и стремление зависать над бездной. Чехов — довел идею провинциальности до логического завершения. Раскрыв главный русский мотив — уйти из своей провинции. И главную русскую проблему — принципиальную, онтологическую невозможность ухода.

Василий Аксенов тоже сумел сформулировать русского человека.
Его (человека) две основные задачи:
а) стать иностранцем, оставшись при этом русским;
б) вырваться из плена вечной русской мерзлоты (побег!) и найти Другую Россию, какая лежит, непременно, у теплого моря.
И тот не русский, кто всю свою жизнь не решает — хотя бы даже и тайно, для собственного бессловесного душеупотребления— задачи а) и б).

Collapse )
work

место Крылова на книжной полке

Зашел давеча в Фаланстер и отыскал на книжной полке книжку Константина Крылова



вот и выбрали место для Константина Анатольевича(Ю.Крупнов как раз видимо туда был всунут случайно). Самое интересное что именно в таком смысловом ряду - "шовинизм"-"расизм"-"антисемитизм" - Константин Крылов войдет в русскую историю. И больше никак.

А ведь должно быть обидно. И книжка его в общем неплохая. Спорная, злобная, да. Но то как он тонко ощущает мир и наше время, дай Бог каждому!
work

Илья Кормильцев. сказ о Человеке


церемония вручения Путинской премии-2006. июль 2006 г.
председатель Илья Кормильцев, учредитель Станислав Белковский
Поэты не рождаются случайно,
Они летят на землю с высоты.
Их жизнь окружена глубокой тайной,
Хотя они открыты и просты

Счастливый человек Илья Кормильцев, дай Бог ему здоровья!

Услышать и узнать при жизни, все что думают и говорят о тебе люди, так, как если бы ты уже умер, дано далеко не каждому. Как обычно повысовывалась целая толпа ублюдков из "патреотических клевретов" и начала свое "жу-жу" - дескать, "ату его!", "Кормильцев русофоб" и "русских не любит", "враг он".
Эта шУшера имеет обыкновение выползать в критические моменты.

Есть ли смысл с ними спорить?

Все эти сегодняшние "судьи" и "критики", похожи на спившегося, деградировавшего идиота который много лет спустя кричит на художника "Почему ты рисовал меня таким уродом?! Да пил! Но я же был красавец, я не такой урод!"
Collapse )
Побольше Вам сил и поскорее выздоравливайте Илья Валерьевич!
work

некролог писателю

Презентация новой книжки А.Проханова "Симфония пятой империи" теперь предмет для новостного репортажа на официальном телеканале "Россия". Заправский педофил, его светлость, Никита Михалков, рассуждает об оригинальности и лиричности "имперских" амбиций Александра Андреича.

Ну вот и приехали Александр Андреевич! Вот и логический финал политического пиарщика, по какому-то недоразумению назвавшегося русским писателем.

Как-то летом за чашечкой кофе один очень умный человек сказал - "У Проханова удивительно тонкое отрицательное чутье - он
всегда ставил на дохлую лошадь и еще ни разу в своем выборе не ошибался. Ни разу."


И правда,
- В 91-м он сделал ставку на ГКЧП,
- В 93-м он пел пропаганду за ублюдков Хасбулатова и Руцкого,
- В 96-м он будучи сам не способным возглавить оппозицию пиарил бесхребетного и бестолкового Зюганова,
- В 99-м опять пиарил неудачника Зюганова,
- В 2004-2005-м он поочередно пиарил сначала Глазьева, а затем Рогозина.

Теперь он пиарит Путина и его замашки. Так что... не стоит не доверять политическому чутью Александра Андреевича - очень скоро мы можем ожидать политическое банкротство господ Суркова и Путина.

А товарищу Проханову, который теперь уже нам совсем не товарищ можно сказать "До свидания! хоть вы и были средним писателем, но всегда оставались поэтом и великолепным политическим пропагандистом" Хорошо все что хорошо кончается.

Мы исчезаем в бесконечных лентах новостей,
Мы растворяемся под светом телекамер,
...И умираем в миллионных тиражах
десятков никому ненужных книжек

До свидания Александр Андреевич! Я буду помнить только лучшее.
work

"Спор"

Предстоящий кризис и слом государственной системы русская интеллигенция почувствовала задолго до самого слома. Вот это стихотворение, русского поэта фронтовика Виктора Кочеткова, я очень люблю.
"Воля - это сила которая способна противостоять неумолимым законам вечности" так по моему кто-то выразился. Найдется ли у нас эта сила? сможем ли мы собрать нашу волю в кулак в столь грустный момент истории нашей Родины? Сможем! но вот сможем ли мы при этом еще сохранить нашу страну?

Ты нам восторгов наших не прощал,
Суровый скептик живший в Сталинграде.
Как пифия дельфийская вещал,
На несогласных отрешенно глядя.

С каким-то странным присвистом дыша,
Седеющие волосы ероша,
Ты говорил:"славянская душа
Отпела как есенинская роща.

Предчувствие подсказывает мне:
Настал предел сарматской нашей шири.
Мы - русские сгорим не на войне,
Как соль в крови, мы растворимся в мире

Все убывая в силе и числе,
Исчезнем мы как некогда этруски,
И вместо русских будут на земле
Народы говорящие по-русски

Мы сами рушим тоненький мосток,
Что нас связал с историей всесветной.
Пока мы спорим с западом,
Восток, к рукам нас прибирает незаметно.

И там, где с Богом спорил Аввакум,
Где Сергий ждал от Бога благостыни,
Поселится кочевник тугодум,
Сменив на холод пыльный зной пустыни.

И будет он ученостью блистать,
Национальной памятью не мучим.
В оригинале Пушкина читать
С восточным выпеванием тягучим.

И глянет он на каменную вязь
Загадочных крестов у раздорожья,
Как мы смотрели некогда дивясь
На идолов степного Запорожья".

Ты говорил: "я утверждать берусь,
Растаем мы, как в синем небе стая,
И даже слово солнечное "Русь"
Загадкой для языковедов станет.

- кто ты таков? Кто он? Кто я таков? -
Ты спрашивал и сам давал ответы.
Материал строительный веков,
Щебенка жизни, милые поэты".

Мы спорили тогда до хрипоты,
А за окном поблескивала Волга.
И звук гудка, придя из темноты,
Ходил по закоулкам долго-долго.

Пока мы выясняли кто - кого,
Пока мы наши доводы острили,
О вечности народа моего
Руины Сталинграда говорили.

Твердило все об участи иной
И отвергало притязанья смерти,
Весь этот мир, испытанный войной,
Дорогу отыскавший в круговерти.

И лунным светом залитая даль
С тысячелетней русскою судьбою,
И эта журавлиная печаль,
Напомнившая детство нам с тобою.

И Волга, и над Волгой тополя
В послевоенном заводском поселке,
И порохом пропахшая земля,
Где озимь пробивалась сквозь осколки.

И сам курган со шрамами траншей,
Где возвестив победное начало,
На ста языках Родины моей
Гвардейской воли клятва прозвучала.

Да, было все: война и недород,
Но цепь времен не источила звенья.
Молчи пророк! Я знаю свой народ,
Ему не стать добычею забвенья!

Он и за новым перевалом лет,
В живом союзе с правдой и мечтою,
Еще протянет свой державный след,
Еще изронит слово золотое.

Рассвет теснил за город темноту.
Ходил сарыч над Волгою кругами.
И отвело твою неправоту
Молчание Мамаева кургана.

В.Кочетков, из стихов 70-x годов